14 апреля 2006 г.

«Московский городской дом учителя»

День классного руководителя

Репортаж

В фокусе внимания классных руководителей – прежде всего ребенок. Это понимали и устроители марафона, и лекторы. Издательство "Просвещение" открыло этот день лекцией Н.Шумаковой, ведущего научного сотрудника Института психологии РАО "Обучение и развитие детей с общей одаренностью". Главная ее мысль – не лишать ребенка "лишних" шансов, дать ему расти во все стороны.

– Нельзя отсекать возможности развития, – горячо убеждала она педагогов. – У нас в лицее есть дети, одинаково талантливые и в математике, и русском, и в литературе. Порой, если ребенок стремится сконцентрироваться только на математике, мы рекомендуем ему перейти в спецшколу.

– Надо дать детям возможность попробовать все профессии, какие захотят, – созвучно отзывалась Марина Битянова, профессор МППГУ, на своем выступлении в Малом зале "Классный руководитель и его ученики в ситуации образовательного выбора". – Это особенно важно в при выборе профиля. Наша задача – как раз сформировать такую ситуацию выбора. Существует много методик. Например, старый способ профессиональных стажировок. Оказывается, многие родители не против, если дети придут к ним на работу. Иногда даже под них подстраивают работу офиса – выделяют два, три часа, дают попробовать что-то сделать. Это помогает избавиться от многих иллюзий. Например, юрист. Хрестоматийный пример – многие мечтают быть юристами, прежде всего блестящими адвокатами. Но они просто не знают, что адвокат полчаса произносит речь в суде, а все остальное время сидит над бумагами.

– Мне кажется, что классный руководитель четко должен знать – что он может, а куда он не должен заходить, – призналась Марина Битянова. – Его роль как раз в том, чтобы помочь ребенку пройти все этапы, освоить технику выбора. А уж применять ее – дело самого ребенка…

Последний день марафона будто стал своеобразной эстафетой мыслей. Марина Битянова закончила, но ее посыл, как палочку, подхватил Виктор Зарецкий. В сияющем Паркетном зале он начал негромкий диалог "Как помочь ребенку простроить жизненный путь".

– Все психологи знают, что такое патология, – издалека зашел он. – Но никто не знает, что такое норма. Самое рабочее определение: норма – это все то, что не является патологией. В этом смысле работа классного руководителя – всегда в зоне риска. Он начинает работу, когда нарушается норма. Как же ему построить свою работу? Вам это интересно? Вы хотите об этом поговорить?

– Да, – сперва замешкавшись, отвечают учителя. – Очень интересно.

– Хорошо, – улыбается Зарецкий. – Вы бы меня поставили в неудобное положение, если бы отказались. Учитель должен быть человеком авторитетным и образцом в жизни для ученика. Это один из немногих механизмов воспитания, который работает. Но не стоит его искать в методических рекомендациях. Это определение Екатерины Второй.

По сути же есть два языка, два способа мышления, описывающие развитие личности. И один из них точно определяется словом "формирование". Вам знакомо? Навязло в зубах? Формирование личности, формирование навыков… Так обращаются с заготовкой, это язык механический. Учитель воздействует и развивает. Если же говорить о развитии как органическом явлении, то здесь нет места слову “формирование”. Нельзя прибить к дереву доску – не приживется. Здесь учитель может лишь создать условия духовного роста, развития человека. Простроить способ взросления и постижения мира…

О том же педагогическом пределе, к которому стремится работа классного руководителя, говорила в Малом зале и Татьяна Ковалева.

– Есть классическая дидактика, есть прекрасные пособия, и можно потратить свою профессиональную жизнь, чтобы найти 1001 дидактический способ, – начала она свою лекцию «Тьюторское сопровождение как реализация элективного образования школьника».

А можно развернуться на 180 градусов и заняться живой учительской работой. Это не значит, что я против дидактики, я просто хочу рассказать о другом пути, – горячо убеждала она слушателей. – Ведь тьюторство развивается с XII века, это очень мощная и богатая культура. Но и очень сложная. Как вы думаете, почему, если тьюторство дает прекрасные результаты, его нет повсеместно?

– Это очень трудоемко, – отозвались из зала.

– Верно, – согласилась Ковалева. – Тьютор не просто преподает, он разворачивает предметный мир перед ребенком, по сути, он должен быть философом своего предмета. А еще?

– Так надо работать с каждым, – заметили с первого ряда.

– Да, именно, – подтвердила Ковалева. – Тьюторство – это предел индивидуального преподавания. Если у классного руководителя единица – все-таки класс, то у тьютора –ученик. Поэтому группа у тьютора, допустим, в вузе – пять-шесть человек. И потом, если это индивидуально и так трудоемко, это соответственно и очень дорого. Однако те школы, которые сумели вывести тьюторство в разряд дополнительных образовательных услуг, а главное – убедить родителей в его необходимости и полезности, успешно развивают тьюторство.

Я на своем опыте знаю, что в регионах, где вводится профильное обучение, тьюторство и его элементы – те же элективные курсы понимаются в корне неправильно, – продолжила Ковалева. – Фактически учителя воспринимают эти курсы как дополнительные часы. А они же предназначены для другого. Почему-то многие думают, что если вокруг ребенка будет множество возможностей, профессоров, кружков, курсов, то он непременно будет развиваться. А он идет в секцию, которую ему посоветовал друг, или поступает в вуз за компанию…

– Например, чтобы ребенок осознанно выбрал биологический профиль, недостаточно трех учителей биологии в штате, – заметила Татьяна Ковалева. – Нужно знать, что поблизости живет биолог, и приглашать его в школу, водить детей в зоопарк, в лес, то есть составить ресурсную карту по профилю, географически его расширить. Следующим шагом будет предметное расширение. Вот тут и нужны элективные курсы. Именно там дети могут узнать – а где вообще нужна биология, где ее используют, в каких областях науки и техники? И третье, самое важное – это событийное расширение. Когда ребенок сам начинает делать шаги по выбранному профилю. Взрослый сможет только сопровождать его на этом пути, где выбор – только начало большого педагогического диалога. Он ничего не рассказывает, он задает вопросы. Но умный вопрос двигает человека. В этом суть работы тьютора…

– Мы решили не готовить ничего особенного, – честно признался Артем Соловейчик, закрывая Пятый московский педагогический марафон учебных предметов. – И сами мы необычные, и все, что мы делаем, не похоже на других, поэтому у нас не будет официальных мероприятий. Вот вы думаете, зачем мы все 25 дней терпеливо просили заполнить анкеты?

– Для отчетности? – предположили во втором ряду.

– Нет, мы не такие, – улыбнулся Соловейчик. – Просто чтобы выслать вам в следующем году пригласительное письмо. В этом году учителя заполнили 14 679 анкет, и ровно столько мы вышлем писем в следующем. Так же и с закрытием – я немного расскажу о каждом из дней марафона, а Владимир Щукин будет играть на гитаре. Так мы день за днем еще раз пройдем марафон, прощаясь с ним, закрывая и уже ожидая следующего.

Алексей Олейников